Глава 14. СУДЬБЫ КОМОНДОРА И ПУЛИ. ТЮНДЕ И СЕЛИД. ТЮНДЕ И СЕЛИД. 

 Собаки - думающие и чувствующие существа, они похожи на людей.Во многом они даже лучше. Но они не могут говорить. Давайте же чтить, ценить и относиться к ним, так как они этого заслуживают. В тридцати километрах от Будапешта, вниз по Дунаю, есть гористая местность, покрытая лесами. С вершин гор видно всю эту прекрасную территорию. В ясный день можно увидеть окраины большого города, извивающиеся берега Дуная, несущего свои воды на запад, леса и маленькие разбросанные тут и там деревенские домики. Геза Дьярфаш, преуспевающий президент банка из Будапешта, с женой Ирене, купили себе в этом живописном, малонаселённом месте, участок земли с современным домом с тремя комнатами и холлом. Они забросили городскую квартиру, потому что Гезе чувствовал себя в ней, словно заключённый, и его тянуло за город. Большая часть участка оставалась нетронутой, с растущими на нём гигантскими столетними деревьями, здесь же был и отборный фруктовый сад. Гезе купил шестьдесят семей пчёл, он не мог представить себе лучшего места для пасеки. И вот семья Дьярфашей обосновалась здесь и зажила спокойной деревенской жизнью. Они решили завести большую мощную собаку, для охраны. Исколесив всю страну, они встречались с заводчиками, которые предлагали сенбернаров, мастиффов, доберманов, немецких овчарок, но так и не смогли сделать выбор. Однажды Дьярфаши оказались в Пилишсентиване, там, где обитала большая семья комондоров. Как только они увидели собак, их глаза заблестели, и я поняла, что они уже решили взять комондора. Муж и жена остановили свой выбор на Тюнде. Пока они выбирали комондора, Ирене, в ближнем саду, увидела чёрных и белых пули и ей захотелось собаку и для себя. Поскольку Гезе без колебаний выбрал для себя Тюнде, Ирене решила взять себе Селид, прекрасного маленького чёрного щенка пули. И вот семья, определившись с собаками, счастливыми покинула меня. Теперь у них были собаки, и они решили загородить свой участок высоким забором из рабицы. Напротив своего дома Дьярфаши установили высокие металлические ворота. Они чувствовали себя в безопасности и даже больше, поскольку Тюнде оказалась настоящей искусницей охраны, быстрой и чуткой. Домик для Тюнде установили на террасе, чтобы она могла видеть каждого проходящего и мгновенно достичь ворот. Второй причиной была защита её от сильных северных ветров. Тюнде очень нравились её владения, в которые она не допускала даже Селид, несмотря на то, что они были хорошими друзьями. Но и Ирене не хотела, чтобы «бедная» Селид оставалась на улице, щенок ведь, поэтому она стала жить у неё в комнате. Малышка была настолько избалована, что не хотела покидать комнату хозяйки, если на улице были ветер или дождь. Пули проводила холодные зимние дни, удобно растянувшись в кровати Ирене, и часто хозяйка ложилась на софу, чтобы не мешать отдыху Селид. Щенок жил лучше, чем многие дети. Каждое утро Селид первая получала тёплый шоколад с калачом (калач – сладкий плетёный хлеб с изюмом), потом следовали жареное мясо или другие деликатесы с рисом. Завершалась трапеза пирожными со взбитыми сливками. На ужин у Селид были марципаны, бисквиты и молоко. Ирене потакала Селид, а та вела себя как очень капризный ребёнок. Бедной Тюнде же напротив, даже не разрешали заходить в дом. В любые погодные условия, и даже в самые холодные зимы она оставалась на улице, но это не вредило ей, а наоборот только шло на пользу. Тюнде похорошела, выросла густая шерсть, лапы окрепли. Ей нравилось жить одной, на свободе. Она наслаждалась бегом по снегу вдоль забора, сопровождая редких прохожих и лыжников своим низким грудным голосом. Никто не отважился бы зайти в ворота, увидев оскаленные зубы и услышав рычание Тюнде. Ирене и Гезе жили в полной гармонии, единственное, в чём расходились их взгляды, это то, как растить и содержать собак. Гезе считал, что Селид больше похожа на избалованную кошку, чем на собаку. Ирене утверждала, что Тюнде уже не собака, а дикий зверь. Но, несмотря на это, чета обожала обеих собак. Однажды Дьярфашам пришло извещение, что в Швейцарии умер зять Ирене, и Илонке, её сестра, просила их поскорее приехать к ней и помочь разобраться с финансовыми делами, так как ими занимался при жизни Калман, её муж. Приглашение и два билета на поезд также были получены. Надо было ехать. Поскольку отъезд был связан со смертью родственника, проблем с визой не возникло. Но, что делать с собаками? Они планировали отсутствовать месяц, и поэтому подумали, что лучшая подруга Ирене, Ольга, сможет позаботиться о собаках. Она часто навещала их и собаки хорошо её знали. Ольга, приятная вдова средних лет, не имела ничего против, чтобы поменять свою городскую квартиру на месяц жизни в сельской местности. Такой отдых пошёл бы ей только на пользу. Перед отъездом Ирене в мельчайших подробностях записала чем и когда кормить собак и где находиться их еда, оставила адрес ветеринара. Она оставила достаточно денег и вещей, чтобы ни Ольга, ни собаки не испытывали нужды. Ирене взяла с Ольги обещание очень хорошо заботиться о её любимцах и посылать каждую неделю открытку в Швейцарию о состоянии собак. Она обещала делать всё, и в момент прощания ласково трепала Селид, и казалось, что пули это нравится. Тюнде не издавала ни звука, она просто виляла хвостом, прощаясь. Чета Дьярфашей уехала в Швейцарию. Ольга же наслаждалась несколько дней новой жизнью, а потом решила, что было бы веселей провести весь месяц не в одиночестве, а со своим другом, Корнелом. Она позвонила ему и пригласила разделить её одиночество. Корнел выхлопотал себе направление в санаторий в Балатонфелдвар, и когда получил бумаги, отправил вместо себя своего друга. Он дал ему несколько подписанных открыток, в которых писал своей жене и дочери о том, как проходят процедуры, и как он ждёт скорой встречи с ними, отдохнувший и подлечившийся. Открытки посылались регулярно. Я не представляю, что могло бы случиться, если бы жена Корнела решила вдруг посетить его. А тем временем Ольга с другом наслаждались отдыхом вдвоём. Первым делом Корнел аккуратно согнал Селид с постели Ирене. Сначала её переместили в холл, где она скулила и скреблась в дверь всю ночь, мешая спать влюблённым. И тогда на ночь её стали закрывать в дровяном складе, который находился достаточно далеко от дома, и где её не было слышно. Селид стала отказываться от своей привычной еды, даже лучшие деликатесы - жареное мясо, тёплый шоколад, пирожные со взбитыми сливками - оставалось нетронутым. Всё доставалось Ольге и Корнелу. Зачем кормить собаку такой прекрасной едой? Тюнде сама ушла в другое место из своего домика, в самый дальний угол сада под старый дуб. Она не уходила оттуда ни днем, ни ночью. Тюнде не лаяла, не бегала по саду, перестала есть. Но и это не остановило Ольгу, она регулярно посылала открытку в Швейцарию: ”Всё хорошо, не волнуйтесь”. Несколько дней спустя, Корнел отправился в деревню за покупками и не закрыл за собой калитку. Селид выбежала на улицу и пропала. С тех пор Ольга её больше не видела, Корнел же сказал: “Как убежала, так и прибежит”. Собака всегда находит дорогу домой. Селид не вернулась ни на следующий день, ни через день, ни через два. Они начали беспокоиться, Ольга спрашивала в округе, не видел ли кто-нибудь Селид? Маленький мальчик видел маленькую чёрную пули бежавшую к горам, видел, как мужчина, идущий собаке навстречу, подозвал её, посадил в рюкзак и пошёл дальше своей дорогой. Прошло ещё две недели. Корнел возвратился домой. Ольга вновь осталась одна. Она ежедневно проверяла Тюнде под деревом. Комондор не двигался, не вставал на ноги, но всё ещё был жив. Вот и сегодня, как и много дней подряд, Ольга написала открытку Дьярфашам, что дома всё хорошо. На следующий день под деревом она нашла охладевшее тело мёртвой Тюнде. Это её так огорчило, что она сразу же покинула дом. Закрыв ворота и бросив ключи около мёртвой Тюнде, Ольга вернулась в город. Можно представить себе, что чувствовали Дьярфаши, вернувшись домой. Две собаки были их семьёй, их миром. Преданная Тюнде умерла от разрыва сердца. Селид отправилась на поиски своих хозяев, ей дом был не дом без них. Она была балованной и дружелюбной к незнакомцам, это её и погубило. “Мы больше никогда не заведём собак”- решили Дьярфаши. Вот такая история приключилась. С тех пор никогда больше Дьярфаши не были так счастливы. 

 Из книги Ирен Эверс «Наше национальное достояние: венгерский комондор», © Комондор Клуб Среднеатлантических Штатов, 1990. Переведено и публикуется с согласия издателя.


 © Авторский перевод Ирины Мурдавлятовой